Заговоры с христианской окраской.

Заговоры, сохранившиеся до сих пор в устах народа, или в очень ранние времена записанные и известные под именем «ложных молитв», представляют уже результат смешения языческих элементов и христианских воззрений. В них наряду с обращением к стихиям или явлениям природы встречаются очень часто обращения к христианским святым, которые считаются защитниками от разных бедствий и болезней и на которых, по-видимому, были перенесены черты языческих божеств. Так, св. Никита, епископ новгородский, считается защитником от пожара и молнии, св. Власий и св. Георгий – покровителями скота, св. Мученик Конон – хранителем детей от оспы, св. Сисиний – защитником от лихорадки, священномученик Антипа от зубной боли, св. Зосима – покровителем пчел и т. д. Многие заговоры или ложные молитвы носят имена этих святых. Вот, например, заговор от зубной боли:

Молитва священномученика Антипы от зубной боли. Положить 12 поклонов. Господи помилуй 40 раз и положить челюсть на камень. Говори следующую молитву: Радуйся, стено, и корение ее. Излий, Господи, болезнь от моих челюстей и зубов моих. Да не обрушатся стеною ввек, Христе Боже, и даждь помощь, Христе, и здравие, исцеление главе, и челюстем рабу твоему имрек (такому-то) молитвами священномученика Антипы и св. Богородицы и святых безмездных Козьмы и Дамиана и всех святых ныне и присно и во веки веков. Аминь».

Среди заговоров-ложных молитв есть такие, на содержении которых отразилось влияние апокрифов, а через апокрифы влияния восточные вообще. В этом отношении очень любопытен заговор против лихорадки («трясавицы»). Содержание его таково. На берегу моря стоит каменный столп; а в столпе сидит св. Сисиний и видит, что море взволновалось до облаков и из воды выходят на берег «двенадцать баб простоволосых». Это -трясавицы, дочери Ирода, явившиеся для того, чтобы мучить людей. Св. Сисиний молится Богу, чтобы Он избавил от них людей, и Бог посылает ангелов Сихайло и Аноса и четырех евангелистов, которые начинают бить их «дубцами» железными и наносят им по три тысячи ран в день. Трясавицы молят о пощаде, обещая не мучить людей. Ангелы спрашивают у дочерей Ирода их имена. Имена эти – Трясея, Огнея, Ледея, Ломея, Аухнея, Желтея, Глядея и т. д. – оказываются названиями болезненных симптомов лихорадки. О двенадцатой трясавице, Невее, говорится, что она – самая старая между сестрами, что она – «трясавица», которая отсекла голову Иоанну Крестителю, что она – проклятее всех: кого она поймает, тот не может остаться в живых. После перечня имен трясавиц приводится молитва для избавления от лихорадки: «Заклинаю вас с великим апостолом Сисинием и святыми евангелистами Лукою, Марком, Матфеем, Иоанном. Побегите от раба Божия (такого-то) за три дни, за три поприща; а если не побежите от раба Божия (такого-то), и я призову на вас великого апостола Сисиния и святых Сихайло и Аноса и четырех евангелистов Луку, Марка, Матфея, Иоанна и учнут вас мучить, даючи вас по четыре тысячи ран в день». Прочитав молитву, священник должен дать больному воду с креста, в сопровождении следующих слов: «крест, всей вселенной хранитель, всем церквам красота, крест апостолам хвала» и т.д. В конце заговора выражается убеждение, что всякий, выпивший эту воду в верой, «будет здоров и исцелен всегда, ныне и присно и во веки веков».

Этот рассказ находится в связи с одним рассказом, который имеется в греческой и болгарской письменности. Содержание его таково. В Аравии жила женцщина, по имени Мелитина. Всякий раз, когда у нее рождался ребенок, его сейчас же после рождения похищало страшное чудовище Гилло. Так у не й было похищено подряд семь детей. Тогда Мелитина скрылась в одну башню, где и родила двух мальчиков-близнецов. Однажды братья Мелитины святые Сисиний м Сисинидор, возвращаясь с военной службы, проходили мимо этой башни. Они решили посетить сестру. Сестра, опасаясь появления Гилло, долго не впускает их, но, наконец, согласилась. Опасения сестры оправдались: Гилло, пролезши в горло лошади, проникает незаметно в башню и похищает детей. Святые Сисиний и Сисинидор обращаются с мольбой к Богу, садятся на крылатых коней и летят на гору Ливанскую. По дороге они расспрашавают о местопребывании Гилло у вербы и терновника; не получив от них ответа, святые проклинают их, и с этого времени верба стала рости криво, а терновник сделался колючим. У оливы святые узнали, что чудовище находится на берегу моря. И действительно, здесь они увидели Гилло. Сисиний и Сисинодор бросаются на него; Гилло превращается в рыбу, а святые – в рыболовов; рыба превращается в ласточку, а святые – в соколов; ласточка превращается в волос царской бороды, Сисиний и Сисинодор просят у царя разрешения вырвать волос. Царь позволяет, и волос превращается в женщину, которые святые принимаются бить. Она просит отпустить ее, обещая при этом не трогать людей, если святые выведут на ладони материнское молоко. Святые совершают это чудо. Тогда Гилло сообщает им, что в дом человека, который напишет 12 с половиной имен, оно не сможет проникнуть. В конце рассказа помещена молтва Спасителю, Божьей Матери и святым Сисинию и Сисинодору.

Этот рассказ послужил материалом для создания заговора. Превратившись в заговор, рассказ подвергся сокращению и изменениям. 12 с половиной имен Гилло были приняты за имена отдельных лиц и превратились в 12 дочерей Ирода. Башня сестры святых Сисиния и Сисинодора превратилась в каменный столп, в котором живет сам Сисиний и т.д.

История о святых Сисинии и Сисинодоре не была плодом творчества греков: в еврейской кабаллистической литературе есть легенды, напоминающие эту историю. Число 12, играющее в рассказе роль, показывает, что рассказ о Гилло находится в связи в манихейской ересью, возникшей под влиянием иранского дуализма, мифология которого признает существование 12 духов. Существование 12 духов признавалось и некоторыми манихейскими ересями. Манихейские воззрения, в свою очередь, отразились на ереси богомильской, возникшей в Болгарии. Произведения, носившие отпечаток этой ереси попали к нам. Молитва св. Сисиния у нас прямо приписывается болгарскому попу Иеремии, известному распростанителю богомильской ереси и апокрифических сочинений в Болгарии.

Таков длинный путь, установленный наукой для заговора от лихорадки: этот заговор отражает воззрения иранского язычества и христианской легенды.